В кино благодаря газете

on

Алан Диамбеков: в кино попал благодаря газете

Актёры — люди популярные! Их видят на экранах, узнают в общественных местах, о них читают на страницах газет и журналов. Но в кино есть ещё немало профессий, которые добавляют в ленты зрелищности, вызывают интерес. Одна из них — каскадёр. Сегодня в гостях у «Петровки, 38» человек, поставивший и исполнивший сложнейшие трюки в целом ряде отечественных и зарубежных картин, актёр, каскадёр, постановщик трюков Алан Диамбеков.

— Алан, вдруг кто-то из наших читателей захочет стать каскадёром. С чего ему надо начинать?
— С самого себя. Эта профессия особенная. Ни одно образовательное учреждение не готовит подобных специалистов. Конечно, существуют различные курсы, школы этого направления. Но они выполняют вспомогательную функцию. И чтобы овладеть нашим искусством, необходимо обладать рядом качеств. Главное — иметь желание и любить кино. Второе — хорошее здоровье. Третье — быть подготовленным в физическом смысле. Четвёртое — постоянно учиться. Пятое — уметь работать головой (я не имею в виду разбивать о неё табуретки или кирпичи). А по большому счёту — советы всем дать невозможно. Всё индивидуально, и человек, решивший встать на путь творческого совершенствования, должен сам себя определить. Почувствовать, что ему ближе по духу и где он сможет выложиться по полной программе.

— Кстати, насчёт табуретки. Приходилось ли испытывать на себе удары ею?
— И не раз. Например, в «Графине де` Монсоро», где я играл главного злодея, была сцена нашей драки с де` Бюсси — Сашей Домогаровым. Я пытался заколоть противника кинжалом. А он, защищаясь, бил меня табуреткой. Она, конечно, была бутафорской, из папье-маше, пропитанного клеем. Но удары даже очень ощутимые! После нескольких дублей спина оказалась сплошным синяком.

— А как пришла в голову идея стать представителем столь необычной профессии. Наверное, во время занятий в школьном драмкружке?
— Нет. В спортивной секции. И то не сразу. Я с детства увлекался боевыми единоборствами, холодным оружием и лошадьми. К окончанию школы добился достаточно приличных успехов и в том, и в другом. Отец в ту пору преподавал в пищевом институте. Ну, я туда и поступил. Через год понял — это не моё. Хотя готовлю и сейчас неплохо. А куда путь у отчисленного студента? В военкомат. Служил в Карелии в погранвойсках. После военной службы поступил в школу телохранителей. Кстати, конкурс туда был неимоверный — 400 человек на место, а первый набор был всего 12 человек. Закончил её успешно, мой диплом бодигарда имеет номер 003. А в кино попал благодаря газете. Прочёл как-то заметку о съёмках киноленты «Лермонтов». Узнал, что постановщиком трюков в этом фильме работал Бимболат Алиханович Кумалагов — мой земляк. Я его нашёл и напросился в ученики. Он меня взял. Я брал у легендарного каскадёра (кстати, именно он работал в «Пиратах ХХ века») уроки фехтования. Вскоре меня пригласили в один из театров и попросили поставить сцену сабельного боя. Я согласился. А затем подобное предложение поступило от съёмочной группы фильма «Графиня де` Монсоро», где я продемонстрировал умение сражаться обеими руками. Режиссёру картины Владимиру Михайловичу Попкову понравилось, и под меня специально написали небольшую роль. Естественно, играть пришлось отрицательного героя. Параллельно шли съёмки «Королевы Марго», где я также работал шпагой. Однажды на площадке появились американские продюсеры. Они увидели, как я фехтовал, а когда узнали, что ещё и английским владею, причём, достаточно хорошо, пригласили в Голливуд, пробовать свои трюковые способности в «Маске Зорро». От таких предложений не отказываются.

— Каскадёр — это универсал, или у вас также существуют любимые трюки?
— Основной читатель «Петровки, 38», насколько я понимаю, — полицейский. Но ведь здесь тоже есть специализация. Сыщик, инспектор ДПС, боец ОМОНа, дознаватель, кинолог и так далее. То же самое и в нашей профессии. Я прекрасно фехтую и могу красиво упасть с лошади, которая мчится во весь опор. В тех же сабельных постановках приходится падать, например, если снимается сцена схватки противников в средневековой таверне. Впрочем, мне приходилось, и переворачиваться в автомобилях, и гореть, и виртуозно гонять на мотоциклах, и падать с высоты десятого этажа. Но есть люди, которые проделают эти трюки более качественно, чем я. А некоторые трюки, честно признаюсь, не осилю. Например, авиационные, которые голливудские режиссёры очень любят. Для них есть особые специалисты.

— Существует мнение, что трюкачи — люди безбашенные и недалёкого ума. Так ли это?
— Абсолютная чепуха. Каскадёр прежде всего глубоко думающий и аналитически размышляющий человек. В начале нашей беседы я уже упоминал об одном из важных качеств — умении работать головой. Любой трюк продумывается до мелочей. Учитывается каждый миллиметр и каждая доля секунды. Ведь главная задача — чтобы исполнитель той или иной опасной сцены остался жив и здоров. Среди постановщиков трюков многие имеют высшее инженерное образование. Как-то мой близкий друг, один из лучших постановщиков трюков, каскадёр Вильям Девиталь сказал, что лучше честно отказаться от исполнения трюка, если есть какое-то сомнение в том, что не сможешь его сделать, а не бравировать перед окружающими. Я полностью разделяю его мнение. Найти в себе силы заявить во всеуслышание, что не в состоянии исполнить трюк — это тоже проявление мужества.

— Проводите мастер-классы, показательные выступления?
— Вот совсем недавно я вернулся из Владикавказа, где был одним из организаторов кинофестиваля «Золотой клык». Со мной были вице-президент нашей Гильдии каскадёров Варвара Никитина, постановщики трюков Евгений Богородский и Алексей Силкин, каскадёр Карина Кищук. В течение недели мы показывали детям хорошее доброе кино, где гениально играют пернатые и мохнатые актёры. В кино ведь снимаются не только люди, но и животные. Помимо просмотров в программу фестиваля входили другие мероприятия, в том числе и показательные выступления представителей нашей профессии. Детям ведь интересно, как на самом деле люди на экранах падают, ломают мебель, пробивают лбами стёкла.

— Действительно, а как? Например, как снимается часто показываемая сцена, когда человеку бьют бутылкой по голове?
— Открою секрет — бутылка бутафорская. Делается она, как правило, из сахара. А эффект — потрясающий.

— Некоторые актёры стремятся выполнить трюк сами. Как вы к этому относитесь?
— Положительно. Но до определённых пределов. Например, упасть, прыгнуть в длину или свалиться от удара соперника… Ради бога! Пусть исполняют. Но что-то более серьёзное должен делать дублёр. Я знаю немало примеров, когда подобная бравада артистов приводила к тяжёлым травмам. Пусть каждый ест свой хлеб.

— В так называемых «милицейских сериалах» приходилось работать?
— А как же. Например, в «Убойной силе» я помогал в работе над довольно сложными сценами.

— В каких проектах сейчас трудитесь?
— Таких проектов весной много, один из них — двенадцатисерийный сериал. Началась большая работа режиссёра Сергея Урсуляка. Это экранизация романа «Тихий Дон». Там очень много сцен, над которыми сейчас думаю с коллегами — постановщиками трюков Евгением Богородским и Германом Галуаевым. Надеюсь, наша работа зрителей не разочарует.

Беседовал Евгений КАТЫШЕВ
По материалам: News, Опубликовано в Номер 17(9422) от 21 мая 2014
http://petrovka-38.com/news/alan-diambekov-v-kino-popal-blagodarya-gazete